nigabraza
насквозь не вижу
Малдеру
Генерал Загривус допил свой кофе, и попытался еще раз сосредоточиться на докладе. Получалось слабо. Заумный текст заставлял усомниться, что написано это на родном языке, химические формулы сливались в кашу, а графики и гистограммы вообще размазывались в пестренький узор и тоже молчали. Генерал перевернул страницу, около минуты вглядывался в очередную цепочку химических формул и захлопнул папку. От всей этой заумной зауми гудела голова. Хотя возможно это спертый воздух бункера, в котором располагалась лаборатория – хрен его знает, что тут с вентиляцией.
Загривус потер переносицу.
Потеющий в углу профессор Батбрэйн понял этот жест по-своему.
- Это еще не конец исследований. Я уверен, что мы добьемся и лучших результатов, просто нам необходимо еще немного времени и финансирования…
- Еще финансирование? О чем вы говорите, Батбрэйн? Вы и так сосете бюджетные деньги. Ради этого проекта нам пришлось возобновить производство Dr. Pepper. Это стоило немалых денег, рецепт, приобретение прав, новый завод и все такое. На один только Skittles уходит 18 миллионов долларов в месяц.
- Я-я-я… Вы поним-маете… д-давайте л-лучше перейдем к фазе «В», - залепетал Батбрэйн.
- Что ж…
Профессор нажал кнопку на интеркоме отдал короткое распоряжение и в кабинет ввели человека в серой робе.
- Знакомьтесь, - сказал Батбрэйн, - Малдер, новая ветвь в эволюции человека, будущее, так сказать, нашего вида.
- Маааалдер, - улыбаясь протянул человек в робе.
Генерал всем своим видом генерал выражал сомнение. Причем непонятно в чем он больше сомневался в будущем или в принадлежности к одному виду с этим.
- Вы не обращайте внимание на внешние недостатки, - Батбрейн приободрился, глаза его загорелись, было видно что он попал в свою стезю. – Очень тяжело знаете ли найти добровольцев на этот эксперимент, судебные иски выплаты и все такое. А Малдер фактически и так принадлежит Пентагону. Он появился в результате эксперимента «Фекалио».
Лицо генерала на долю секунды изменилось, Батбрейн готов был поклясться, что это был ужас. Надо сказать, ученого реакция Загривуса слегка повеселила.
- Но вы не волнуйтесь, мы держим его под контролем. Ты у нас хороший мальчик, правда Малдер?
- Маааалдер, - снова затянуло «будущее вида».
- Ай, молодец, ай умничка. На тебе конфетку. Малдер хороший.
- Маааалдер.
- Ну что приступим? – наконец спросил Батбрейн.
- Пожалуй. Пока мы идем в лабораторию, расскажите все еще раз по порядку.
- Нет проблем. Около двух лет назад, мы занимались исследованиями в пищепроме. Изучали различного рода комбинации продуктов питания и входящих в них компонентов на совместимость. Вы помните, была целая серия судебных исков, пострадали крупные компании. С одной стороны проект щедро финансировался, с другой корпорации совали нам палки в колеса. Хотя разговор не об этом. В ходе исследования мы совершенно случайно выяснили, что конфетки Skittles в комбинации с газировкой Dr. Pepper дают очень интересный эффект. Если их смешать и подвергнуть должной обработке получается уникальное вещество. Мы зовем его «эликсир мудрости». – Батбрэйн усмехнулся. – Как в компьютерной игре. Развое применение сильно повышает способность к восприятию. Длительное применение дает устойчивый накопительный эффект. Говоря простым языком вещество делает умнее. Уровень интеллекта поднимается в сотни и даже в тысячи раз. А вот мы и пришли.
За стеклом сновал персонал в скафандрах мигали лампочки и мониторы. В середине помещения на столе лежал Малдер. Его голова, руки и ноги были надежно зафиксированы. Все тело было в трубках и электродах. Ко рту был прикручен прозрачный, толстый шланг уходящий куда-то в стену. Малдер улыбался.
Один из техников обернулся к стеклу за которым стояли Батбрэйн и Загирвус и показал большой палец.
- Все готово, - сказал Батбрэйн. – Можно начинать?
Генерал кивнул.
Техник постучал по клавиатуре и нажал ввод. Затем подошел к огромному пульту, откинул крышку и повернул большой красный тумблер. Раздалось мерное гудение. Персонал сгрудился возле одного из мониторов. Около минуты все напряженно молчали, потом по шлангу выходящему из стены поползла тягучая масса переливающаяся всеми цветами радуги. Техники сверили показания приборов и разразились овациями и начали поздравлять друг друга.
- Первый результат будет через несколько часов. Не желаете пока экскурсию по базе.
- Да, пожалуй. Давайте начнем с этого вашего «эликсира». Я не очень-то понял откуда вы его берете.
- О! Нет ничего проще. Производство прямо тут в соседней комнате. Он нажал кнопку и рядом с окошком в комнату с Малдером открылось еще одно.
- Это Груня.
Глазам генерала предстала удивительная картина. Комната была буквально завалена книгами. Они лежали стопками, кучками и по одной. Закрытые, открытее и с закладками. С картинками и без. Научные и художественные. Посреди всего этого великолепия восседала гигантская горилла и листала один из томов. Замети открывшуюся панель, она подняла голову, улыбнулась и помахала рукой. Потом взяла горсть Skittles, засыпала ее в рот, подняла банку Dr. Pepper отсалютовала и залила газировку в рот. В этот момент генерал Загривус заметил толстую прозрачную трубку выходящую из анального отверстия Груни и уходящую в стену. В ту стену за которой прикованный к столу улыбался Малдер. По трубке тянулась радужная масса.
- Так вот что значит «должным образом обработать».
Батбрейн, казалось, сейчас лопнет от гордости.
- Ноу хау. Один из лаборантов надышался азота и решил побаловать лабораторную гориллу. А на следующий день она начала разговаривать. Признаться первое время мы думали, что это конфеты и газировка, но потом просмотрев записи поняли, что Груня просто любит пожрать собственного дерьма.
Горилла закрыла книгу, взяла блокнот и начала туда что-то писать.
- Что она делает?
- Пишет стихи.
- Это удивительно… прошептал генерал.
Он еще раз взглянул в комнату с Малдером. Он лежал и улыбался. «Эликсир» все ближе и ближе подбирался по трубке к его рту.
- А вы уверены в эффекте?
Батбрейн улыбался:
- Абсолютно. Эффект будет нулевым. На людей вещество не действует.
- Тогда зачем все это? - спросил генерал.
Радужная масса начала затекать в рот Малдера. Казалось, он начал улыбаться еще шире.