— Господи ты боже мой! — Я резко повернулся. При этом я столкнулся с маленьким толстяком.
— Ну! — сказал я яростно.
— Разуйте глаза, вы, соломенное чучело! — пролаял толстяк.
Я уставился на него.
— Что, вы людей не видели, что ли? — продолжал он тявкать.
Это было мне кстати.
— Людей-то видел, — ответил я. — Но вот разгуливающие пивные бочонки не приходилось.
Толстяк ненадолго задумался. Он стоял, раздуваясь.
— Знаете что, — фыркнул он, — отправляйтесь в зоопарк. Задумчивым кенгуру нечего делать на улице.
Я понял, что передо мной ругатель высокого класса. Несмотря на паршивое настроение, нужно было соблюсти достоинство.
— Иди своим путем, душевнобольной недоносок, — сказал я и поднял руку благословляющим жестом. Он не последовал моему призыву.
— Попроси, чтобы тебе мозги бетоном залили, заплесневелый павиан! — лаял он.
Я ответил ему «плоскостопым выродком». Он обозвал меня попугаем, а я его безработным мойщиком трупов. Тогда он почти с уважением охарактеризовал меня: «Коровья голова, разъедаемая раком». А я, чтобы уж покончить, кинул: «Бродячее кладбище бифштексов».
Его лицо внезапно прояснилось.
— Бродячее кладбище бифштексов? Отлично, — сказал он. — Этого я еще не знал, включаю в свой репертуар. Пока!.. — Он приподнял шляпу, и мы расстались, преисполненные уважения друг к другу.


Эрих Мария Ремарк, «Три товарища».


Мы искренне полагаем, что нет ничего более приятного и душеспасительного, нежели всласть поругаться с ближним своим. Разумеется, при его на то согласии и — обязательно! — соучастии! С истоками явления можно ознакомиться здесь, но нынче простая дружеская перебранка выросла в отдельный жанр, который условно можно назвать «стейк» или «глумливая проза». Итак:
1. Стейк представляет собой короткий рассказ, любым образом уничижающий оппонента. Как правило, жертва стейка выводится отдельным персонажем, но вовсе не обязательно.
2. Допустимы прямые оскорбления, глумление, издевательство, унижение, подчеркивание физических и/или психических недостатков — в общем, любые способы показать, что ваш оппонент — беспардонный ничтожный болван, коему прямая дорога в биореактор.
3. При этом нельзя забывать, что стейк — форма дружеского общения, и на самом деле все его участники любят и уважают друг друга. Поэтому жертвам всегда надо помнить, что все это не всерьез и вообще одна большая шутка. «...и мы расстались, преисполненные уважения друг к другу» — ключевой фрагмент приведенной выше цитаты.
4. Рекомендуется всячески следить за литературностью стейка: хорошее глумление должно быть приятно читать. Однако это не конкурс зарисовок, и цели потешить ЧСВ перед участниками не ставится. Поэтому к ошибкам, опечаткам и стилистическим неточностям миниатюр следует относиться столько же несерьезно, как и ко всему в этом жанре. Впрочем, безусловно, над ними всегда можно невозбранно поглумиться в комментариях.
5. Поскольку, как правило, стейки пишутся людьми, хорошо друг друга знающими, для неподготовленного читателя миниатюры могут изобиловать неочевидными деталями, отсылками и игрой слов.
6. Каждая зарисовка оформляется новой записью. В комментах можно показно возмущаться и оскорбляться, а также встречно глумиться.
7. Если про вас написали обидный стейк, вопросом чести является написать ответное оскорбление! ;)

Первые миниатюры были написаны в процессе общения в скайпе и аське, небольшую их подборку можно почитать вот тут.